12.09.2022
Как выстроить корпоративную программу охраны здоровья
Выгоды от корпоративных программ укрепления здоровья, которые определили авторы исследования, для государства, бизнеса и работников
В 2019–2020 годах эксперты платформы «Эффективное здравоохранение» — совместного проекта РАНХиГС и АО «Альянс Консалтинг» — провели масштабное исследование. Его цель — оценить реализацию корпоративных программ по укреплению здоровья в компаниях, работающих в России. А также разработать конструктор эффективных корпоративных программ по сохранению здоровья на основе сложившихся практик с учётом адаптации программ к специфике отрасли.

Поговорили с руководителем проекта со стороны «Альянс Консалтинг» Александром Плакидой о том, к каким выводам пришли авторы исследования, какие мероприятия по сохранению и профилактике здоровья включают в корпоративные программы и какой поддержки ожидает бизнес от государства в этом вопросе.

Как появилась идея провести исследование корпоративных программ по охране здоровья?

— Как группа экспертов мы работаем с корпоративным сектором, с государственными институтами и ставим перед собой задачи, у которых будет сразу несколько выгодоприобретателей. Корпоративная программа по сохранению здоровья сотрудников — пример проекта, который приносит выгоду всем.

Это и привело нашу команду исследователей к идее посмотреть, как выглядят программы у компаний из различных секторов экономики. Тут как у Л. Н. Толстого — счастливы все одинаково, а несчастливы по-своему. Мы хотели сравнить и вывести медиану — в чём эти программы похожи, какие есть практики, которые показывают наилучший результат, где потенциал развития.

Анализируемые сектора:
  • фармкомпании,
  • телекоммуникации и IT,
  • энергетика,
  • промышленность,
  • потребительские товары.
Мы решили, что если проведём такую работу, то сможем собрать достаточно материала для того, чтобы ответить на вопрос — как должна выглядеть универсальная или типовая программа, чтобы это было выгодно государству, человеку и бизнесу. Как компания мы сами находились в поиске сбалансированной программы, которая давала бы возможность укрепить здоровье и общее самочувствие сотрудников. Мы чётко понимали, что решение такой проблемы — это безусловное благо для людей, государства и корпоративного сектора.

Вообще может ли быть универсальная модель корпоративной программы, которая подойдёт любому предприятию любой отрасли?

— Программа может быть универсальной, но тут нужно понимать под универсальностью скорее комплекс структурных направлений, которые влияют на здоровьесбережение сотрудника. Это и безопасность труда, и ментальное здоровье, и ЗОЖ: спорт, борьба с вредными привычками, правильное питание.

Естественно, в зависимости от отрасли наполнение каждого функционального блока разное, потому что есть разные риски. Добывающим предприятиям нужен акцент на безопасности труда — маски, костюмы защиты, каски и другие СИЗы. А в офисах, например, требуется разминка, чтобы уменьшить риски долгой статической работы.

Один из результатов, который мы получили, — программа, которая включает инструменты и мероприятия по всем направлениям, всегда эффективнее, чем разрозненный набор решений. Мы специально перепроверили результаты, чтобы не допустить компрометаций. Отдельные мероприятия, направленные, например, на безопасность труда, без инструментов в части ментального здоровья не дают нужного эффекта. То есть отсутствие любого из элементов в программе ведёт к риску общей разбалансировки и снижению конечной эффективности.

Ещё один важный момент — эффективность программы определяется количеством сотрудников, которые в неё вовлечены. То есть насколько она принята и насколько внедрена. Это вопросы психологической мотивации участников и корпоративной культуры. Исследование показало, что только около 55% сотрудников знают и участвуют в мероприятиях корпоративных программ. Остальные или не знают о них совсем, или не замотивированы участвовать.
При разработке корпоративной программы бизнес должен понимать, как программа будет сбалансирована с точки зрения специфики бизнеса и каким образом будет обеспечено вовлечение сотрудников.

Для исследования вы опросили больше пяти тысяч сотрудников предприятий. Как вы это организовали?

— Когда мы инициируем любой проект, то обсуждаем его с потенциально заинтересованными сторонами. Это исследование мы обсуждали с Минздравом как с ключевым представителем государства по вопросам повышения продолжительности жизни граждан. Нам была важна практическая польза проекта, насколько дальше будут пользоваться результатами.

Также мы получили поддержку от компаний — участников Ассоциации «Национальная сеть Глобального договора», в значительной степени респондентами стали сотрудники этих компаний. Это очень важно, потому что с точки зрения бизнеса нельзя сказать, что участие в подобных мероприятиях «бесплатно», ведь коллектив тратит рабочее время на интервью и встречи. Мы благодарны всем, кто принял участие в нашем исследовании.

Если говорить о самом исследовании, то где-то сотрудники предприятий заполняли анкеты онлайн, а где-то работники заполняли бумажные анкеты, в основном на производствах. Потом мы оцифровывали данные. Конечно, это был большой объём работы. Также важно, что мы увидели на практике, как организованы корпоративные программы. Что за них несут ответственность сразу несколько директоров: HR-директор и директор по производственной безопасности.

Всех ли целей, которые вы ставили перед исследованием на старте, удалось достичь?


— Главная задача была вывести типовую программу по укреплению и сохранению здоровья сотрудников. Её мы решили. Но мы перфекционисты и всегда найдём, над чем порефлексировать. К тому же любое качественное исследование ставит новые вопросы, на которые предстоит найти ответы.

Например, мы коснулись вопроса мотивации. Какие мероприятия нужно проводить, чтобы сотрудники активно вовлекались в эти программы и становились их частью? Люди должны быть готовы к тому, что цифровые технологии всё больше проникают в нашу жизнь и предстоит давать доступ к данным о своём здоровье. В Японии одна компания премирует сотрудников, которые спят дольше 8 часов, а замеряет их сон с помощью умных часов. Но сегодня вопрос предоставления таких данных очень сложен, в том числе и на законодательном уровне.

В дальнейшем мы планируем понять, как считать эффективность программ сохранения здоровья. Сегодня прямая эффективность считается только по таким критериям как: количество больничных, травматизм и другие подобные измеримые показатели. Но как быть с ментальным здоровьем, например? Эти вещи имеют скрытый, долгосрочный эффект. По идее оценить их эффективность как раз должны помочь гаджеты, так мы опять возвращаемся к вопросу мотивации.

Вы говорили, что вам важно практическое применение результатов исследования. Можете привести примеры?

— По сути, мы адресно консультировали участников исследования. По каждому кейсу давали обратную связь, как сделать программу более сбалансированной. Одной компании советовали, как перестроить структуру зон ответственности, чтобы главы отделов, которые занимаются программой, не конфликтовали. Совсем в детали не буду вдаваться, потому что тут как у врачей: есть риск, что кто-то в чужой истории узнает себя, а всё индивидуально.

Часть работы была посвящена встречным ожиданиям бизнеса и государства. Мы вывели некоторые варианты и направили рекомендации в органы власти. В частности, важный вопрос: как государство может замотивировать бизнес активнее внедрять такие программы? Конечно, самая очевидная идея — налоговые льготы и оптимизация страховых взносов. Но это рождает следующий пул вопросов. В зависимости от чего будут назначать и считать льготы? Просто по прогрессивной шкале, по числу случаев травматизма или по размеру инвестиций в корпоративные программы?

Другой вариант — государство может делиться инфраструктурой с корпоративным сектором. Например, во многих моногородах до сих пор стоят детско-юношеские спортивные школы, но у градообразующего предприятия нет легальной возможности отреставрировать и использовать здание по своему усмотрению. Вместо этого проще построить собственное здание. То есть нужны инструменты, которые позволят проще, легче и быстрее использовать инфраструктурные объекты, которые есть у государства.

Уже прошло два года с момента публикации исследования. Какова жизнь проекта после завершения его активной фазы?

— Мы оказались в уникальной ситуации. Начали обрабатывать анкеты в конце февраля — начале марта 2020 года, а сводить аналитику и финальные выводы, когда возникла пандемия. Тогда все думали, что она на пару недель и скоро все вернёмся в офис. А в итоге мы получили полное изменение отправной точки.

В этой ситуации фокус очень сильно сместился — с укрепления здоровья на выживание. Раньше мы стремились к профилактике, но в условиях пандемии в первую очередь нужно просто сохранить здоровье. А в условиях санкций у некоторых компаний встаёт вопрос и сохранности всего бизнеса.

Обычно же корпоративные программы строятся и развиваются не на последние деньги, это уже вторая или третья очередь.

Тем не менее вопрос здоровьесбережения сотрудников остался в списке приоритетов. Нам об этом говорят компании, которые участвовали в исследовании, и другие. Кроме того, пандемия поставила новые вопросы, в первую очередь связанные с удалённой работой. Многие бизнесы сегодня размышляют, а можно ли продолжать вести бизнес, как раньше? Когда появится решение, можно будет вернуться к вопросу о том, как адаптировать программы под новые реалии.

Подробнее: https://oborona.media/corporate-wellbeing/
BASICS
Why typography matters?